ИИ закончил последнюю симфонию Бетховена. Но хороша ли она?

Спустя почти 200 лет последняя симфония Бетховена наконец-то завершена.

Отредактировано 2023-25-06
Ноты Бетховена для фортепиано на полкеЗа свою жизнь Бетховен написал девять полных концертов и девять полных симфоний. Но он не успел закончить 10-ю симфонию до своей смерти.

Когда Людвиг фон Бетховен умер в 1827 году, ему оставалось три года до завершения Девятой симфонии - произведения, которое многие называют его magnum opus. Он начал работу над 10-й симфонией, но из-за ухудшения здоровья не смог продвинуться далеко вперед: Все, что он оставил после себя, - это несколько музыкальных набросков.

С тех пор поклонники Бетховена и музыковеды недоумевают и сокрушаются о том, что могло бы быть. Его ноты предвещали некую великолепную награду, хотя и казались недосягаемыми.

Теперь, благодаря работе команды историков музыки, музыковедов, композиторов и компьютерных ученых, видение Бетховена воплотится в жизнь.

Я руководил искусственным интеллектом в проекте, возглавляя группу ученых из креативного ИИ-стартапа Playform AI, которые обучили машину всему творчеству Бетховена и его творческому процессу.

Полная запись 10-й симфонии Бетховена будет выпущена 9 октября 2021 года, в тот же день, когда состоится мировая премьера в Бонне, Германия - кульминация усилий, длившихся более двух лет.

Прошлые попытки упираются в стену

Примерно в 1817 году Королевское филармоническое общество в Лондоне заказало Бетховену Девятую и Десятую симфонии. Написанные для оркестра, симфонии часто содержат четыре части: первая исполняется в быстром темпе, вторая - в медленном, третья - в среднем или быстром темпе и последняя - в быстром темпе.

В 1824 году Бетховен закончил свою Девятую симфонию, которая завершается вечной "Одой к радости".

Но когда дело дошло до 10-й симфонии, Бетховен не оставил после себя ничего, кроме нот и нескольких идей, которые он записал.

В прошлом предпринимались попытки реконструировать некоторые части 10-й симфонии Бетховена. Наиболее известна попытка, предпринятая в 1988 году музыковедом Барри Купером, завершить первую и вторую части. Он соединил 250 тактов музыки из набросков, чтобы создать, по его мнению, постановку первой части, которая была бы верна замыслу Бетховена.

Однако скудость бетховенских набросков не позволила специалистам по симфонии пойти дальше первой части.

Сбор команды

В начале 2019 года со мной связался доктор Маттиас Рёдер, директор Института Караяна, организации в Зальцбурге, Австрия, которая занимается продвижением музыкальных технологий. Он объяснил, что собирает команду для завершения 10-й симфонии Бетховена в честь 250-летия композитора. Зная о моей работе по искусству, создаваемому ИИ, он хотел узнать, сможет ли ИИ помочь заполнить пробелы, оставленные Бетховеном.

Задача казалась сложной. Чтобы справиться с ней, ИИ должен был сделать то, чего он никогда раньше не делал. Но я сказал, что попробую.

Затем Рёдер собрал команду, в которую вошел австрийский композитор Вальтер Верзова. Верзове, известному как автор фирменного бонга-джингла Intel, было поручено создать новую композицию, которая объединила бы то, что оставил Бетховен, с тем, что создаст ИИ. Марк Готэм, специалист по вычислительной музыке, возглавил работу по расшифровке набросков Бетховена и обработке всего его творчества, чтобы ИИ мог пройти надлежащее обучение.

В команду также входил Роберт Левин, музыковед из Гарвардского университета, который также оказался невероятным пианистом. Левин ранее закончил ряд неоконченных произведений XVIII века Моцарта и Иоганна Себастьяна Баха.

Проект обретает форму

В июне 2019 года группа собралась на двухдневный семинар в музыкальной библиотеке Гарварда. В большой комнате с фортепиано, доской и стопкой эскизов Бетховена, охватывающих большинство его известных произведений, мы говорили о том, как фрагменты можно превратить в законченное музыкальное произведение и как ИИ может помочь решить эту головоломку, сохраняя при этом верность процессу и видению Бетховена.

Эксперты по музыке в зале с нетерпением ждали возможности узнать больше о том, какую музыку ИИ создавал в прошлом. Я рассказал им, как ИИ успешно создавал музыку в стиле Баха. Однако это была лишь гармонизация введенной мелодии, которая звучала как Бах. Это и близко не подходило к тому, что нам нужно было сделать: создать целую симфонию из нескольких фраз.

Между тем, ученые в зале - в том числе и я - хотели узнать, какие материалы имеются в наличии, и как эксперты предполагают использовать их для завершения симфонии.

В конце концов, задача выкристаллизовалась. Нам нужно было использовать ноты и завершенные композиции из всего творчества Бетховена - наряду с имеющимися набросками 10-й симфонии - чтобы создать нечто, что мог бы написать сам Бетховен.

Это был огромный вызов. У нас не было машины, которой мы могли бы скормить наброски, нажать кнопку и заставить ее выдать симфонию. Большинство доступных в то время искусственных интеллектов не могли продолжить незавершенное музыкальное произведение дольше нескольких дополнительных секунд.

Нам нужно будет расширить границы возможностей творческого ИИ, обучив машину творческому процессу Бетховена - как он брал несколько тактов музыки и кропотливо развивал их в захватывающие симфонии, квартеты и сонаты.

Собирание воедино творческого процесса Бетховена

По мере реализации проекта развивались человеческая и машинная стороны сотрудничества. Верзова, Готэм, Левин и Рёдер расшифровывали и переписывали наброски 10-й симфонии, пытаясь понять намерения Бетховена. Используя его завершенные симфонии в качестве шаблона, они пытались собрать воедино головоломку того, куда должны попасть фрагменты набросков - в какое движение, в какую часть движения.

Они должны были принимать решения, например, определить, является ли набросок отправной точкой скерцо - очень оживленной части симфонии, обычно в третьей части. Или они могли определить, что та или иная музыкальная линия, скорее всего, является основой фуги - мелодии, созданной путем переплетения частей, повторяющих центральную тему.

ИИ-сторона проекта - моя сторона - столкнулась с рядом сложных задач.

Во-первых, и это самое главное, нам нужно было понять, как взять короткую фразу или даже просто мотив и использовать его для создания более длинной и сложной музыкальной структуры, как это сделал бы Бетховен. Например, машина должна была узнать, как Бетховен построил Пятую симфонию на основе базового мотива из четырех нот.

Далее, поскольку продолжение фразы также должно следовать определенной музыкальной форме, будь то скерцо, трио или фуга, ИИ необходимо было изучить процесс разработки этих форм Бетховеном.

Список дел рос: Мы должны были научить ИИ брать мелодическую линию и гармонизировать ее. ИИ нужно было научиться соединять две части музыки вместе. И мы поняли, что ИИ должен уметь сочинять коду - фрагмент, завершающий часть музыкального произведения.

Наконец, когда у нас была полная композиция, ИИ должен был понять, как ее оркестровать, что подразумевает назначение различных инструментов для разных партий.

И он должен был справиться с этими задачами так, как это мог бы сделать Бетховен.

Прохождение первого большого испытания

В ноябре 2019 года команда снова встретилась лично - на этот раз в Бонне, в доме-музее Бетховена, где родился и вырос композитор.

Эта встреча стала лакмусовой бумажкой для определения того, сможет ли ИИ завершить этот проект. Мы напечатали музыкальные партитуры, разработанные ИИ и созданные на основе эскизов 10-й части Бетховена. Пианист выступил в небольшом концертном зале музея перед группой журналистов, музыковедов и экспертов по Бетховену.

Мы попросили зрителей определить, где заканчиваются фразы Бетховена и где начинается экстраполяция ИИ. Они не смогли.

Через несколько дней одна из этих сгенерированных ИИ партитур была сыграна струнным квартетом на пресс-конференции. Только те, кто хорошо знал наброски Бетховена к 10-й симфонии, могли определить, когда появились сгенерированные ИИ партии.

Успех этих тестов говорил о том, что мы на правильном пути. Но это были всего лишь несколько минут музыки. Предстояло еще много работы.

Готовность к миру

В каждый момент времени гений Бетховена нависал над нами, призывая нас к лучшему. По мере развития проекта развивался и ИИ. За последующие 18 месяцев мы создали и оркестровали две целые части продолжительностью более 20 минут каждая.

Мы ожидаем, что эта работа вызовет определенный отпор со стороны тех, кто скажет, что искусство должно быть недоступно для ИИ, и что ИИ не имеет права пытаться повторить творческий процесс человека. Однако, когда речь идет об искусстве, я рассматриваю ИИ не как замену, а как инструмент, который открывает художникам двери для нового самовыражения.

Этот проект был бы невозможен без опыта историков и музыкантов. Для достижения этой цели потребовалась огромная работа и, да, творческое мышление.

В какой-то момент один из музыкальных экспертов команды сказал, что ИИ напоминает ему нетерпеливого студента-музыканта, который занимается каждый день, учится и становится все лучше и лучше.

Теперь этот студент, приняв эстафету от Бетховена, готов представить миру 10-ю симфонию.